Что удерживает женщину в отношениях с зависимым партнером

Сегодня я бы хотела поговорить о созависимости. А именно затронуть такие непростые вопросы как: «Что заставляет многих женщин по всему миру находиться в разрушающих, мучительных, нездоровых взаимоотношениях, где они подвергаются эмоциональному и физическому насилию? Что побуждает? И главное, что их там удерживает годами?»
Если обратиться к биографии такой женщины и перенестись в ее детство, обнаруживается, что такие девочки ощущали острый дефицит любви, нужду и тоску по теплу и нежности. При этом функциональная забота в том, чтобы ребенок был одет, обут и накормлен вполне могла осуществляться своевременно и на должном уровне. Этого достаточно, чтобы ребенок не умер с голоду, но не достаточно для психологического развития здоровой личности.
У таких детей родители могли быть заняты разборками друг с другом. А дочь играла роль примиряющего посредника, пытаясь сгладить конфликт и соединить родителей.
Или девочке пришлось рано повзрослеть из-за смерти или ухода из семьи одного из родителей, и она не могла себе позволить быть маленькой, слабой, нуждающейся, а приходилось заботиться о младших братьях и сестрах, то есть фактически взять на себя роль взрослого. Но в силу незрелости психики это не проходит бесследно, а, как правило, достаточно сильно травмирует.
Также нередко встречаются истории, где дочь являлась «доверенным лицом» одного из родителей, (чаще матери) и самоотверженно справлялась с предлагаемыми условиями, вверенной ей ролью «психотерапевта». Из страха подвести, не оправдать ожиданий и в результате потерять любовь самого близкого человека, от которого, к тому же, зависело ее выживание, она не могла отказать, сказать «нет» и защитить себя.
Таким образом, потребности таких девочек в ласке, бережной заботе, поддержке и любви, хронически не удовлетворялись. Никто не интересовался их делами, как они живут, что чувствуют, что происходит в их жизни. Они всегда оставались эмоционально «голодными», при этом нередко, чувствуя себя использованными. Поскольку всегда приходилось лишь отдавать, не получая ничего взамен.
Здесь обнаруживается, что все перевернуто с ног на голову. Взрослый человек, принявший решение произвести на свет маленького человечка несет ответственность за благополучие своего чада. И посему он должен стать поддержкой, защитой и опорой маленького человека, а никак не наоборот.
Такая подмена и спутанность ролей и приводит впоследствии уже взрослую женщину к созданию таких же разрушительных, деструктивных отношений в ее жизни с выбранным ею партнером.
Женщина, привыкшая заслуживать любовь своей опекой, лаской, заботой и безмерным терпением впоследствии вступает в отношения с человеком, который определенными чертами очень напоминает ей родителя. При этом на сознательном уровне это чаще всего не осознается. Здесь обнаруживается, что фрустрированная некогда потребность, не получавшая своего удовлетворения долгое время, ищет ее удовлетворения снова и снова. Поэтому выбирается субъект с такими уже до боли знакомыми чертами (мама или папа).
В такой паре зависимый-созависимый, первый зависит от вещества (алкоголь, наркотики), а второй от отношений с зависимым. Для созависимой женщины отношения с объектом зависимости являются эквивалентом наркотика. Такие хаотичные, непредсказуемые, стимулирующие взаимоотношения помогают ей не думать о своей личной боли и неудовлетворенности. Это своего рода спасение себя от тяжелых, болезненных переживаний. Созависимая женщина пытается спасти своего партнера от вещества, вместо того, чтобы позаботиться о себе.
Таким женщинам невыносима мысль, что их покинут. Ей ужасно страшно остаться одной, так как в этом случае, она окажется охвачена всеми неприятными, болезненными чувствами, которые до сей поры ей удавалось от себя отгонять.
Она считает, что если она будет достаточно «хорошей» и поступать так, как нужно, то своей заботой, лаской и теплом отогреет своего холодного, замкнутого, нередко не интересующегося ею партнера. Он встанет на путь исправления, обязательно оценив все ее усилия, ведь она так старается. И тогда ей непременно возместятся все ее тяготы и лишения, и она будет щедро возблагодарена за свои труды. Но этого не происходит.
Вообще, нужно сказать, что наша культура всячески потворствует нездоровой модели взаимоотношений, где любить равно страдать. В бесчисленном количестве фильмов и сериалов, особенно тех, которые транслируют в дневное время. Я их называю сериалами для домохозяек, (без негативного окраса) просто таки в изобилии обман, манипуляции и страдания. А ведь наши женщины учатся в том числе и на таких фильмах. И это служит очередному подтверждению дисфункциональной модели отношений «Любви без страданий не бывает».
Разумным разрешением таковых адовых кругов является научиться жить здоровой, благополучной жизнью. Учиться отношениям на равных, а также искренности и близости без попыток манипулировать и поиметь выгоду.
В настоящее время существует множество программ для зависимых, они называются программами 12 шагов, а также для их близких и родственников, где оказывается квалифицированная психологическая поддержка и помощь.
Также весьма полезным здесь является одновременное прохождение личной терапии со своим психотерапевтом. Ведь «Судьба это не дело случая, а дело выбора». К сожалению, не знаю автора слов, но я с ним абсолютно согласна.

Психолог, гештальт-терапевт, Людмила Пырова.

Причины формирования зависимостей

Сегодня я хочу поделиться с вами своими знаниями о причинах формирования зависимостей, развеять распространенные мифы и легенды на эту тему и обозначить ориентиры в диагностике неблагополучных с этой точки зрения ситуаций в семьях и коллективах.

Да простят меня коллеги, если таковые есть в нашей аудитории сегодня, за то, что я не буду в своем выступлении употреблять привычную психологическому уху терминологию, и буду обращаться к вам простым языком с тем, чтобы максимально понятно и близко к жизни раскрыть мою тему.
Я буду рада, если во второй половине моего выступления у вас найдутся конкретные вопросы по конкретным ситуациям, и тогда я смогу ответить на них, и тем самым смогу быть вам максимально полезной сегодня.
Моя тема сегодня – причины формирования зависимостей.
Вначале я хочу сфокусировать ваше внимание на том, что на самом деле подразумевает термин «зависимость».
В настоящее время выделяют несколько различных видов зависимостей, имеющих одну и ту же психофизиологическую природу:
алкогольная зависимость, табачная зависимость, наркотическая зависимость, игровая зависимость (азартные или компьютерные игры), пищевая зависимость (булимия, анорексия), информационная зависимость (телевизор, Интернет), эмоциональная зависимость (очень сильная любовь, безответная любовь; несамостоятельность, нужда в других; сильная потребность в интернет-общении или телефонном общении), трудовая зависимость (трудоголизм), шоппинг-зависимость, сексуальная зависимость (в том числе виртуальная) и другие, имеющие более уникальные проявления.
Как я уже сказала, все виды зависимости имеют одинаковую природу, и возникают под влиянием совокупности различных факторов — биологических, психологических, душевных и социальных.
Распространенный миф на тему зависимостей – что они возникают под влиянием дурной компании. Я бы сказала, что все происходит в обратной последовательности: именно благодаря сформированной склонности к зависимости ребенок попадает в дурную компанию. То есть, я хочу сказать, что зависимость формируется взрослыми, родителями или воспитывающими взрослыми, если ребенок живет не с родителями. И происходит это в очень раннем возрасте, задолго до того, как ребенок становится способен вступить в какую-либо компанию и пристрастится к вредным привычкам, то есть в первые годы жизни ребенка.
Термин «зависимость» в контексте гуманистической психотерапии, которую я представляю, обозначает несамостоятельность, привязанность к чему-то, что дает человеку возможность чувствовать себя удовлетворенным, не прилагая усилий для достижения удовлетворенности. Эта несамостоятельность как раз проявляется в неумении достигать удовлетворенности другими способами – здоровыми способами.
Дело в том, что человек в своем развитии проходит определенные стадии от полной зависимости до почти полной самодостаточности. Развитие подразумевает под собой постоянный баланс между познаванием нового, связанным с риском, и безопасностью, но ограниченностью в действиях.
Первая стадия развития – младенчество – это стадия полной зависимости ребенка от матери. Затем, по мере роста, все возрастающей возможности обеспечивать удовлетворение потребностей самостоятельно, зависимость от матери уменьшается. Это при нормальном, здоровом воспитании. И если мать поддерживает ребенка в его стремлении к развитию и отделению от себя, и принимает его без критики в минуты ошибок, то она создает максимально возможную уверенность в ребенке и в том, чтобы он был самостоятельным, познавая полный опасностей мир.
Однако это идеальная ситуация. В реальности так происходит редко. Обычное воспитание часто страдает перекосом в одну или другую сторону. Либо отсутствием поддержки в движении ребенка в мир, либо ограждением ребенка от мира. Таким образом, формирование навыков адаптации к миру задерживаются и нарушается. Таким образом, при нарушениях в воспитании зависимость от матери, как от объекта удовлетворения потребности, не уменьшается, и эта поведенческая привычка – использовать что-то или кого-то для удовлетворения потребностей – переносится на другие объекты или других людей.
Такого рода нарушения в развитии ребенка могут происходить, в основном, по двум причинам, которые я уже обозначила выше и теперь расскажу о них подробнее.
1 причина – родительская гиперопека. 
Когда мама слишком сильно оберегает ребенка от трудностей, у него пропадает стимул развивать свои собственные механизмы для удовлетворения своих потребностей. И тогда взрослеющий ребенок может сталкиваться с тем, что не все в мире подчиняется его требованию так же, как его требованиям подчинялась мама. И это очень злая шутка судьбы. Потому что, оказавшись в ситуации, когда, привыкший к контролю над матерью, ребенок не может контролировать других людей, он начинает чувствовать злость, раздражение, а главное – чувствовать себя неудачником. Потому что рядом с ним другие подростки, воспитанные в более реалистичных условиях, своими собственными навыками добиваются и получают то, что он не может получить: подходящие для себя отношения, творческую самореализацию, удовлетворяющие профессиональные поиски. Раздражение и неудовлетворенность нарастает и частая вещь, с которой сталкивается подросток – это существующие на «рынке» предложения «для снятия стресса» в виде алкоголя, легких наркотиков, табака. Что приводит часто к тяжелым видам зависимости, если подросток не начинает обретать навыков самостоятельного удовлетворения потребностей. Для этого, как правило, подходит старший товарищ, друг, психотерапевт, учитель. Но, согласитесь, такого человека рядом часто не оказывается. Гораздо чаще – такие же, как он, «неудачники». И пресловутый рынок средств для снятия стресса.
И дома он эту ситуацию для себя решить не может.
Во-первых, потому, что гиперопекающая мамочка уверена, что она идеальная мать и, вместо того, чтобы предложить ребенку самостоятельность и поддержать его в этом, начинает его еще больше опекать и контролировать, видя такое состояние своего чада.
Во-вторых, когда мама добрая, вроде бы нет причин на нее раздражаться. Но раздражение как реакция на неудовлетворенные потребности и причину этого неудовлетворения, накапливается. Наступает внутренний конфликт: я злюсь на нее, но я не должен злиться. Гнев подавляется и направляется на других или, еще хуже, на себя самого. И крайним проявлением, высшей точкой развернутого на себя гнева является суицид.
2 причина – домашнее насилие или игнорирование ребенка родителями.
Насилие бывает четырех видов: психологическое, физическое, сексуальное и экономическое. Все четыре вида насилия приносят одинаковый вред психике ребенка и влияют на его способность адаптироваться к изменяющимся условиям, преодолевать трудности и решать проблемы самореализации и удовлетворения своих потребностей. Прежде всего, потому, что выросший в атмосфере насилия или игнорирования себя ребенок лишен необходимого условия для развития – эмоциональной поддержки, осознания своей ценности. В результате формируется низкая самооценка, неверие в свои силы и страх пробовать. Таким образом, этот ребенок тоже не может сформировать свои механизмы адаптации к изменяющейся среде и удовлетворения своих потребностей. Он попросту отказывается от их удовлетворения в связи с неимением достаточных ресурсов для их удовлетворения.
Как результат длительного подавления родителями и самоподавления гнева на родителей, развивается склонность к депрессии и включается тот же сценарий, что и у избалованного ребенка – поиск простых способов почувствовать себя удовлетворенным.
Для здорового человека удовлетворенность возникает благодаря реализованным потребностям. Это ряд базовых биологических потребностей, психологических потребностей, интеллектуальных потребностей, социальных потребностей. Для реализации этих потребностей здоровый человек прилагает усилия, осмысливает стратегию и обретает навыки. Для детей, воспитанных в вышеописанных условиях, такой способ реализации своих потребностей затруднен, поскольку сам механизм научения таким навыкам не натренирован. Поэтому они выбирают более доступные и менее трудоемкие для себя формы почувствовать удовлетворение или отвлечение от неудовлетворенности – различного рода стимуляторы, наркотики, отвлекающие или утешающие факторы. И становятся зависимыми от них.
Другой существующий миф о том, что родители такого ребенка обязательно сами или алкоголики, или наркоманы. Я думаю, что каждый из вас сам может привести множество примеров о том, что во вполне благополучной семье ребенок становится наркоманом, алкоголиком или рабом других вредных привычек.
И действительно, во многих публикациях и от многих специалистов вы можете услышать о том, что зависимые происходят из неблагополучных семей. Это действительно так, однако важно определить, что именно вкладывается в термин «неблагополучная семья».
В течение многих лет считалось, что если папа и мама не пьют и не дерутся, значит, семья благополучная. Вероятно, в период общей неблагополучности населения и такое положение дел было поводом для радости. Однако, благополучность семьи как залог рождения и воспитания здоровых детей – это понятие куда более широкое.
Выше я уже сказала о том, что наличие насилия и гиперопеки являются таковыми факторами – факторами неблагополучности. И если с насилием почти все понятно, то с гиперопекой – не очень, неправда ли?
Почему гиперопека – показатель неблагополучности? Потому что гиперопекающие родители, гиперконтролирующие родители ведут себя так не от большого счастья и не от большой радости. Страсть контролировать и опекать – точно такой же показатель зависимости, как и все уже названные мной.
Опекающий родитель не занимается своей собственной жизнью постольку, поскольку не знает своих потребностей, и не привык на них обращать внимание ввиду собственной низкой самооценки или неумения реализовывать свои потребности. Происхождение этих моделей жизни уже мы с вами знаем. Контролирующий родитель, жесткий, — это из тех детей, которые не смирились с тем, что мир им не подчиняется. Если брать шире, то склонность к контролю более всего проявляется у людей, чувствующих себя в небезопасности. Только у одних это выражается в форме опеки – мягкой тюрьмы, неочевидной, а у других — в форме жесткой тюрьмы для ребенка, очевидной.
И тот, и другой родитель не в состоянии контролировать свою собственную жизнь, удовлетворять свои собственные потребности и поэтому занимаются тем, что им больше подвластно до какого-то времени: своими детьми.
Таким образом, моделям зависимого поведения дети обучаются у своих же родителей.
Увы, историческая ситуация в нашей стране сложилась таким образом, чтобы такая картина была повсеместной.
Существует ряд закономерностей в развитии общества, влияющих на формирование у людей склонностей к зависимому поведению.
Одним из таких факторов является история развития страны.
В истории нашей страны довольно много катастрофических событий: войн, революций, репрессий. В такие времена, когда для населения страны существует угроза выживанию, общество сплачивается с тем, чтобы выжить, чтобы предотвратить свою гибель и приложить совместные усилия для выживания и улучшения условий жизни.
Это означает, что на первый план выходит удовлетворение базовых человеческих потребностей: в пище, крыше над головой, безопасности, продолжении рода. Ради того, чтобы удовлетворение этих потребностей стало выполнимым в условиях дефицита и постоянной угрозы жизни, люди объединяются и стирают свои собственные индивидуальные потребности, делают их незначимыми в этот период времени. И это оправдано в такие тяжелые времена.
Однако если в посттравматическое время не происходит проработки этого печального опыта и организм не адаптируется к изменившимся условиям, к мирной жизни, а продолжает подавлять свои индивидуальные потребности, внутренний конфликт нарастает, но поскольку навыки обнаружения и удовлетворения своих индивидуальных личностных потребностей не натренированы, раздражение не находит выхода, кроме как в контроле над другими и разных формах зависимости. Вы можете легко проиллюстрировать это явление, если вспомните кого-то из своих знакомых, вернувшихся из горячих точек. Такие люди нуждаются в психологической реабилитации для того, чтобы научиться жить в мирной жизни, научиться обнаруживать свою индивидуальность и реализовывать себя.
А представьте, что вся наша страна много десятков и даже сотен лет жила в горячей точке. Сплошная горячая точка. И сейчас мы живем в стране, охваченной посттравматическим синдромом. Посттравматический синдром характеризуется депрессией, отсутствием смысла в жизни, бессилием, неконтролируемыми взрывами слепой ярости…. Несколько поколений людей, живущих в состоянии переживания травмы и посттравматического синдрома.
И работа с посттравматикой занимает часто не один год до полной реабилитации. Это если с ней работать. Но наше население в силу существования разного рода мифов о психотерапии не склонно обращаться за психологической помощью.
До тех пор, пока проблема не вылилась в наркоманию, алкоголизм, суицидальные попытки и девиантное (то есть преступное, разрушительно и антисоциальное) поведение, эти проблемы можно решать и можно решить. Однако в нашей стране к психологу бегут уже тогда, когда поздно пить боржоми, и мы намерены нашими акциями и нашей работой изменить эту российскую традицию. И в этом порыве надеемся на вашу поддержку.
Автор: Нина Рубштейн

«Периоды сильного страдания, как правило, сигнализируют об отмирании нашей прежней самости, и, испытывая болевой шок, мы склонны кидаться на поиски быстрых решений, попадая в ловушку распространённой иллюзии, будто каждая психологическая «проблема» требует позитивного «решения». Но такие благие намерения лишь усиливают страдание, потому что игнорируют один из главных парадоксов психологической мудрости: осознание собственной смертности придаёт больше сил, чем любое другое движение души. Деструктивный импульс имеет решающее значение, если мы собираемся избавиться от того, что нас угнетает. Иными словами, когда речь идёт о нашей внутренней жизни, можно сказать, что там, где есть смерть, есть и надежда. Когда отмирает прежняя самость, можно взяться за решение задачи рождения новой самости. Но прежде нужно расстаться со всеми позитивными эго-идеалами.
В психологии много внимания уделяется межличностным конфликтам и способам их преодоления. Авторы книг по популярной психологии и сотрудники терапевтических центров дают советы, как спасти семью, наладить общение, повысить самооценку, добиться любви и признания. Я исследую противоположное – тот элемент психики, который стремится разрушить отношения, исчезнуть, умереть, залечь на дно и лежать там столько, сколько нужно, чтобы отмерла прежняя идентичность. Это обращение внутрь и вниз исходит из бессознательного ощущения, что если истощённое, старое Я не умрёт, моё тело реализует влечение к смерти буквально и окончательно. То, что отказывается признать психика, всегда отражает тело. Когда тело говорит «хватит», оно посылает сообщение, на которое следует обратить внимание; возможно, оно приглашает нас совершить путешествие в подземное царство. Такое путешествие, будучи невыносимо болезненным, тем не менее, может стать приключением, поскольку дарит возможность обнаружить естественную мудрость психики. Чаще всего в приключении нас волнует момент неожиданности и великой боли, будь то боль физическая или психологическая. Опасные путешествия по внутренней или внешней реальности открывают перед нами сокровищницу, полную сюрпризов – бессознательное».
Жинетт Парис (ученица и преемница Дж.Хиллмана) «Мудрость психики»

Сложное решение. Уходите от токсичных людей, включая токсичных родственников.

Решение не идти на контакт с членом семьи – глубоко личное. Для некоторых из нас исцеление материнской раны возможно только в контакте с матерью. В этом сценарии исцеление создает новое, более глубокое соединение между матерью и дочерью, – и это бесконечно прекрасно. Я видела, как это происходит, и это поистине вдохновляет. Но для некоторых из нас невозможно исцелиться, оставаясь в контакте с матерью.
Отстранение от члена семьи всё еще считается табу, особенно если речь идет о матери. Иногда достаточно небольшой дистанции и краткосрочного отстранения. В других случаях отстранение может быть постоянным. Требуется невероятная сила и мужество, чтобы пройти через это.

Что может привести к отстранению?

Есть много причин, по которым люди принимают такое решение. Но корень его – в осознании того, что дисфункциональное поведение вашей матери стоит вам вашего эмоционального и ментального равновесия, и вы уже просто не в состоянии платить эту цену.
Я верю, что такое решение не принимается из легкомыслия или бравады. Чаще всего к этому приходят после долгих лет попыток самыми разными способами сохранить эту связь и перевести ее на более высокий уровень. В определенный момент цена становится слишком высока, и вам нужно принять решение.
Это может быть самое сложное решение в вашей жизни. И в то же время самое освобождающее.
Семья – это сложная система. Когда кто-то перестает играть в ней свою обычную роль, система переживает своего рода разгерметизацию или хаос. Конфликт может привести к трансформации всей системы и переходу на более высокий уровень, если члены семьи открыты и готовы к росту и обучению. Но, к сожалению, иногда готовность расти и попытка привнести изменения наталкиваются на сопротивление семьи. В таком случае у человека, желающего расти,есть выбор: оставаться в токсичной и дисфункциональной среде или же уйти из нездоровой системы. Выбор прервать контакт чаще всего делается, когда очевидно, что исцеление в семейной системе невозможно.
Дочь часто играет роль посредника, козла отпущения, хранителя секретов или опекуна эмоций. Если дочь находится на пути к взрослению и хочет выйти за рамки типичной семейной роли (возможно, становясь сильнее, формируя границы, отказываясь терпеть плохое обращение и т.д.), её решение неизбежно приводит к переменам. Степень хаоса в результате этого указывает, насколько в целом дисфункциональна эта семейная система.
Если члены семьи относительно здоровы, стабильны и открыты, семья может прийти к равновесию без особого хаоса. Однако, если члены семьи сами глубоко травмированы и изранены, развитие дочери может восприниматься как серьезная угроза для семейной системы. В таком случае хаос может глубоко дестабилизировать ситуацию, и с ним очень сложно справиться. Здесь очень важна поддержка.
Бессознательная попытка удерживать равновесие и сопротивляться изменениям может привести к нападкам на дочь. Распространённая и опасная реакция состоит в «патологизации» дочери. Тогда причина конфликта видится в какой-то патологии дочери. Формируется следующее послание:“Твоя неспособность продолжать игру в семейной системе в отведенной тебе роли указывает на то, что с тобой что-то не в порядке.” Это основанное на унижении послание – по сути, отказ матери или другого члена семьи от честного осмысления своего собственного поведения и взятия ответственности. Уровень ментальной стабильности дочери, ее сексуальная активность, ее прошлые ошибки, всё в ней может быть открыто поставлено под вопрос, кроме роли матери в конфликте.
Удивительно, как яро люди сопротивляются тому, чтобы посмотреть вглубь себя, и на что они готовы пойти, чтобы оставаться в отрицании, включая даже отвержение своего собственного ребенка. Это на самом деле бессознательная попытка сопротивления переменам путем проецирования всего конфликта или «плохости» на того, кто инициирует трансформацию семейной системы. В конечном итоге, здесь нет ничего личного. Просто так происходит, когда люди, которые закрывают глаза на своё внутреннее состояние, сталкиваются со своей вытесненной болью благодаря катализирующему событию. Например, таким катализатором может стать женщина, которая перерастает преобладающую в семье динамику, поколениями державшую эту семейную систему в равновесии.
Мы не можем спасти своих матерей. Мы не можем спасти свои семьи. Мы можем спасти только себя.
Вам не нужно понимание вашей матери (или другого члена семьи), чтобы полностью исцелиться.
Осознание, что мать (или семья) просто-напросто не способны или не желают понимать вас,может разбить сердце.Неважно, как вы объясняете или сколько раз пытаетесь донести свои побуждения, – это все идет в никуда. Вы как будто разговариваете на разных языках. Они могут бессознательно блокировать понимание вас, потому что это ставит под большую угрозу их укоренившиеся убеждения и ценности. Понимание может стать причиной сейсмического сдвига в самом фундаменте, на котором строятся их мировоззрение и идентичность. Это больно осознавать, но это помогает создать особую силу духа. Становится ясно, что вам нужно удовлетвориться собственным пониманием себя.Основным становится ваше собственное мнение о себе. Вы осознаете, что с вами может быть всё в порядке, даже если другие вас не понимают.
После того, как вы уходите из контакта, ваша жизнь может начать улучшаться во всех направлениях. Я наблюдала, как уходят хронические заболевания, невротические страхи и паттерны длиной в целую жизнь. На самом деле, иногда бывает даже сложно принять, насколько приятнее стала ваша жизнь. Каждый новый уровень успешности, близости, радости и свободы напоминает вам, что ваша семья не может разделить это с вами. Именно в такие периоды мы можем испытывать взволнованность и горе. Ничего не нужно делать, кроме как чувствовать горе, которое накатывает, и позволять себе двигаться дальше.
Чувство печали не означает, что вы сделали неправильный выбор. На самом деле, это признак здоровья и исцеления.
Укореняйтесь в мировоззрении, которое дало вам силы уйти из токсического взаимодействия. Иначе вас могут втянуть обратно через чувство вины или стыда. Очень важно получить поддержку и дать себе время и пространство, чтобы проработать все эмоции, которые связаны с этим выбором. Укореняйтесь в том, почему вы сделали такой выбор, и используйте возможность начать совершенно новый этап своей жизни.

Отстранение – это стартовая площадка для обретения силы.

Возможно, вы обнаружите нечто глубоко важное:вы осознаете, что можете выжить, даже когда ваша мать отвергает вас. Мало кто приходит к этому осознанию.Это может вывести вас на новый уровень внутренней свободы и решимости, инициировать квантовый скачок в вашей жизни. Это может подстегнуть приверженность истине и привнести целостность, которая повлияет на все сферы вашей жизни. Это разожжет в вас огонь истины, который был там всегда, но только теперь может пылать в полную силу. Вы почувствуете свой внутренний источник.
Печаль, печаль и еще больше печали приведет вас к… СВОБОДЕ.
Печаль может возникать при каждом переходе на новый, более высокий уровень, на который никогда не вступала ваша мать (семья). Это может быть печаль, разъедающая кости, почти племенная и родовая печаль ухода вперед без них. Но со временем становится проще. Я считаю, что, чем более любяще мы позволяем себе горевать, тем больше в нашей жизни чудес, красоты и радости. Есть нечто глубоко сакральное в горе, что приходит с этим выбором. Оно может открыть нам возможность глубоко соединиться со своей истинностью и воплотить её на глубочайшем уровне. Нужно обрести новый смысл этой потери и использовать его, чтобы усовершенствовать свою жизнь.Это ключ к долговременному исцелению.
Ваша целостность становится твердой опорой на всю оставшуюся жизнь.
“Вам не нужно становиться бедным, чтобы помочь бедным людям, или заболеть, чтобы больные исцелялись. Вы можете влиять только из позиции силы, ясности и центрированности.” Абрахам
Совершенно нормально уходить от токсичных людей, включая токсичных родственников.
Исцеление родовых травм может быть одиноким путем. Но в новом созданном вами пространстве появятся и душевные связи. Необходимость в привязанности – это самая сильная потребность нашей человеческой природы. Оказаться лицом к лицу с отвержением означает столкнуться со своей глубинной болью, человечностью, и заявить о ценности своей жизни. Наш самый сильный страх – остаться в одиночестве. Но одиночество, которого мы страшимся, уже присутствует в ранах нашего рода. Я здесь, чтобы сказать вам, что вы не одиноки, что со временем найдутся душевно близкие вам люди, способные увидеть и оценить вас настоящих.

Отстраненные дочери – духовные воины.

В мире, в котором от женщин ожидают молчаливости, заботы о потребностях других, в котором не признается темная сторона материнства, опыт отчужденности может стать инициацией перехода на новый уровень осознанности, который мало кому доступен. Пространство очищается для того, чтобы вы могли засиять во всей полноте. Что вы будете делать со светом, сияющим в вас?

Отверженные дочери находят друг друга, создавая новую линию матерей; сочетание аутентичности, подлинности и истинности в каждой поддерживает повышающуюся осознанность во всех. Я наблюдала такое товарищество между женщинами, которые прошли по этому пути. Таких большей, чем многие могут себе представить. Вы не одни!

Вам нужно делать то, что правильно для вас. Доверьтесь себе!

Отстранение не обязательно означает, что вы не любите свою семью. Это не означает, что вы не благодарны за всё прекрасное, что они вам дали. Это просто означает, что вам необходимо пространство, чтоб жить свою собственную жизнь так, как вы хотите. Женщины, которые не видят другого выхода, кроме как отказаться от контакта со своими дисфункциональными матерями, создают разрыв, потому что это единственный способ сильного послания: “Мама, твоя жизнь – это твоя ответственность, а моя жизнь – моя. Я отказываюсь быть жертвой на алтаре твоей боли. Я отказываюсь погибать на твоей войне. Даже если ты не способна понять меня, я должна идти своим путем. Я должна выбрать жизнь.”
Исцеление травмы матери – это процесс инициации в вашу полноправную женственность.
Патриархальная культура способствует дисфункциональным взаимосвязям между матерями и дочерьми. В нашей культуре не существует ритуала для естественного взрослого отделения от матери и инициации в свою собственную жизнь. (Для мужчин такого ритуала тоже нет.) Исцеление материнской травмы – это процесс необходимой инициации, будь вы в контакте с матерью или нет. Я мечтаю о том, что когда-то материнская травма станет редкостью, большинство женщин очистятся от патриархальных посланий вроде «неполноценности», и как матери, так и дочери почувствуют возможность раскрыться и обрести всю полноту своей силы и потенциала, соединяясь в сердце, но оставаясь свободными и отдельными индивидуальностями. Индивидуальность дочери больше не будет казаться матери угрозой, потому что у нее будет достаточно любви и уважения к себе и к дочери.
Исцеляя материнскую травму, мы создаем новый мир для себя, для женщин будущего и для всей земли.

Автор статьи: Беттани Уэбстер.

Когда кто-то ругается, принижая тебя,
Когда кто-то даёт советы, о которых ты не просишь,
Когда кто-то считает тебя виновным в своей боли,
Когда они не слышат тебя, бесконечно говоря только о себе,
Когда они сравнивают тебя с другими людьми,
Игнорируют, осуждают или высмеивают твои мысли и чувства —
Остановись. Вдохни глубоко.
Знай, что это их боль, а не твоя.
Знай, что они видят единственный сон, который они могут видеть, пока не проснутся,
Знай, что они знают не тебя, а свои иллюзии.
Возможно, им трудно любить себя.
Возможно, они ищут подтверждение своей ценности извне.
Возможно, они разъединены со своим дыханием, телом, драгоценной жизненностью и своим истинным призванием.
Возможно, они живут в дуалистическом мире хорошего и плохого, правильного и неправильного, успехов и неудач.
Возможно, они забыли простую радость бытия.
Возможно, ты понимаешь это.
Возможно, ты уже был там, где они сейчас.
Не пытайся изменить их. Они не могут измениться.
Не пытайся исправить их. Они не просят быть исправленными.
Чем больше ты нажимаешь на них, тем больше они будут отталкивать тебя.
Не запутайся в их сети скорбей.
Будь ясным, даже сострадательным, без давления на кого-либо.
Это нормально, что они расстроены. Это действительно так.
Дай им свободу, чтобы быть расстроенными.
Это нормально, что они разочарованы в тебе.
Дай им свободу быть разочарованными.
Это нормально, что они осуждают тебя. Пусть будут свободны и в этом.
Будь свободен в выражении своих собственных мыслей и чувств!
Позволь себе грустить, злиться, сомневаться, быть виноватым.
Пусть все эти драгоценные энергии протекают через тебя.
Они не будут затрагивать тебя, когда ты позволишь им двигаться свободно.
Да, в этом путешествии ты встретишь много хранителей ворот.
Так или иначе, продолжай свой путь, и позволь другим идти своим.
Тебе не нужно объяснять или защищать его.
Будь собой в эти трудные времена.
Не борись с темнотой: как бы то ни было, она не имеет никакой власти.
Просто включи свой СВЕТ!
Джефф Фостер

В тот день, когда ребенок понимает, что все взрослые несовершенны, он становится подростком; в тот день, когда он прощает их, он становится взрослым; в тот день, когда он прощает себя, он становится мудрым (с). Олден Нолан

Родители и их дети. Почему так важно жить СВОЕЙ жизнью.

Как часто встречаются истории о том, как родители отказываются от собственных детей просто потому что дети выбрали собственный путь. Как же так? Ведь мать вложила столько сил, стараний и труда для того, чтобы дочь поступила в медицинский. Практически отказалась от своей жизни. А она неблагодарная выбрала театральный, хореографический или того хуже вышла замуж. Возникает большой вопрос была ли она эта жизнь? И было ли от чего отказываться? А даже если и так, то за выбор взрослого человека не должен нести ответственность другой человек. Почему же так трудно принять своего ребенка таким какой он есть? И просто порадоваться за него, тем более, если сам он действительно счастлив.
Если родитель сам не реализовал свои задумки, не воплотил свои собственные мечты в жизнь, с большой долей вероятности он начнет требовать этого от своих детей. Чтобы через них уже наверняка доосуществить. Это те родители, которые воспринимают ребенка не как отдельного человека и личность, а как часть или продолжение себя. Находятся с ребенком в слиянии долгие годы. Когда в норме первичная сепарация должна произойти уже до 3 лет. Мы же не можем представить, что у нашего правого уха могут быть какие-то свои цели отдельно от всего тела. Поэтому родитель искренне удивляется, когда мнение сына/дочери идет в разрез с его мнением. Не может же твое ухо иметь собственное мнение! Такому родителю кажется, что его возмущения абсолютно разумны и правомерны. Даже в речи часто можно слышать: «Мы заболели», » Мы выучили математику», а позже «Мы поступили в институт», «Мы закончили институт» и так далее, такая эпопея может длиться бесконечно… Постоянные требования беспрекословного подчинения и послушания. Стремление установить власть и контроль над ребенком, что по сути является прямым нарушением границ личности. Такой родитель искренне удивляется и не понимает чего это ребенок вдруг вздумал своевольничать и взбрыкивать. Я ведь так чудесно все распланировал и уже все решил! Ты только воплощай и будет счастье.
Но, как мы понимаем, никто не может быть счастливым, проживая не свою жизнь. И вот этот бедный сын/дочь из последних сил пытается сказать словами, действиями: «Ослабь хватку», «Дай мне воздуха.» Выражаться такой протест может абсолютно по-разному. Иметь активную форму:  так ребенок может яростно отстаивать СВОЁ, идти на открытый конфликт, хлопать дверью и всячески демонстрировать свою независимость. И это будет являться более здоровой формой отстаивания себя и своих границ по сравнению, например, с употреблением алкоголя, наркотиков или уходом в болезнь.
И даже в случае если ребенок не пойдет по пути употребления и не заболеет. А будет все же гнуть свою линию, делать таки-то чего хочет он сам, то с большой долей вероятности чувство вины будет преследовать его, ведь мама/папа так меня любят, они столько для меня сделали, а я подвел/подвела.
И это бесконечно мучительно и для ребенка и для родителя. Родитель чувствует отчаяние и бессилие от того, что ребенок никак его не поймет, ведь ничего плохого родитель не предлагает, а желает только добра! А ребенок чудовищную вину за то, что посмел жить и поступать по-своему.
Я знала семью, где отец настаивал на том, что  его младшая  дочь должна выйти замуж непременно за обеспеченного человека. Непонятно, правда откуда вообще взялась именно такая постановка вопроса. При том, что в планы дочери совсем не входило замужество, по крайней мере в ближайшие десять лет уж точно…Но отца это мало волновало и он упорно ей внушал это на протяжении долгого времени. Насколько мне известно, она и до сих пор не замужем, просто потому что ей самой это не нужно. Но тот факт, что не удалось оправдать ожидания такого важного для себя человека сам по себе безумно удручает. И таких примеров бесконечное множество.

Лучшее из того, что может сделать любящий родитель для своего ребенка — это зажить своей жизнью. Полюбить себя.

Многие думают, что они одиноки в своей грусти по тому поводу, что дети выросли и теперь нужно выстраивать жизнь по-другому, преимущественно без них. Или по крайней мере роль в участии жизни  детей уже не такая необходимая и важная, как это было раньше. Через это проходят абсолютно все мамы и папы взрослеющих детей. Да, это действительно грустно и чувство одиночества порой одолевает. Важно позволить себе прожить это состояние. Плакать, грустить, просматривать детские фотографии, вспоминать приятные события и впечатления. При этом не рассказывая ребенку как Вам тяжело. Потому как он Вас очень любит и будет чувствовать себя виноватым. А поделиться, например, с подругой или обратиться с этим вопросом к специалисту: психологу или психотерапевту.
Я знаю женщину, которая после того, как дети разъехались увлеклась живописью. Это чудесные картины. Явный художественный талант. А до этого никогда (!) не рисовала. На мой взгляд, это удивительно сколько сюрпризов и  талантов может скрываться в человеке, даже от него самого.
Если Вы хотите, чтобы Ваш ребенок был счастлив, то первым, самым главным шагом на пути к этому должно стать Ваше стремление сделать счастливым Себя. Не отказывайте себе в приятных мелочах. Сходите в парк, купите мороженое, как в детстве. Это ведь сущая мелочь, а приятные впечатления гарантированы. Или купите книгу, которую давно хотели прочитать, но не могли позволить по какой-либо причине. Смените прическу, запишитесь на курсы сальсы. Все равно что это будет, главное, чтобы  это нравилось и было по душе именно Вам.
Любите, творите, радуйтесь себе и любым приятным мелочам. Может тогда и желание Вашего ребенка быть счастливым не покажется уже такой уж глупостью.

Психолог, гештальт-терапевт, Людмила Пырова.

До тех пор, пока у Женщины не случился роман с самой собой, каждый мужчина будет для нее всего лишь психотерапевтом, пытающимся излечить ее от неприятия самой себя и страха остаться одной.

Истинная, глубокая любовь, возникает из состояния наполненности собой. Тогда любовь к мужчине родится в своем высшем проявлении — как дарение себя ему, а не как отчаянная попытка быть кому-то нужной, чтобы ощутить собственную полноценность.

Пауло Коэльо

Внутренний мир нарцисса. Как зарождается нарциссизм.

Чаще всего воспитывает из ребенка нарцисса такая же нарциссическая мать, а иногда и оба родителя, имеющие нарциссическую организацию личности. Его способности во много раз преувеличиваются или же наоборот чрезмерно преуменьшаются, а могут и вовсе не иметь никакого отношения к нему самому. Такая мать может транслировать : «Ты гениальный», «Ты великий», «Ты многое для меня сделаешь» или совершенно обратное: «Ты не идеален», «Ты не оправдаешь мои ожидания», «Ты меня разрушишь». Но в любом случае ребенка не видят таким, каков он есть со своими способностями и потребностями. Послания, которые получает такой малыш в раннем детстве не относятся к его реальной личности.

Нарциссическая мать в сущности сама осталась ребенком и если она не умеет сама удовлетворять свои потребности, теперь, когда у нее появился собственный малыш, велик риск того, что она начнет это делать через него и с помощью него. Это процесс бессознательный. Она не понимает какой непоправимый вред этим самым наносит, а воспроизводит тот опыт, который когда-то был применен к ней ее собственной матерью или обоими родителями. Ребенок служит ее зеркалом, а она становится его объектом почитания и восхищения. Ребенок должен исцелить ее вместо того, чтобы быть увиденным и воспринятым ею. Он оказывается не узнан и не поддержан в своем естественном самовыражении, в своей спонтанности. Он должен спрятать свою спонтанность, свое естество, чтобы стать целителем для матери.

Такой детский опыт приводит к тому, что ребенок теряет связь со своим «Я» и направляет всего себя на удовлетворение потребностей матери или кого-либо из взрослых. Он научается быть важным для кого-то. Так как ему не позволено быть самим собой, приходится быть для других. Таким способом он заслуживает одобрение, принятие, поддержку и любовь, которые ему, в общем-то, должны предоставляться по факту его появления и совершенно, что называется, бесплатно. Лишиться материнской любви для ребенка равносильно смерти. И ему приходится приспосабливаться к родительским потребностям, что приводит к образованию мнимого «Я» и отчуждению от собственных желаний и собственной Самости. Он должен стать кем-то другим, чтобы быть увиденным и воспринятым. Разрыв между «Я» реальным и «Я» идеальным растет и усиливается.

В результате, он пытается стать важным для кого-то. Стремится к тому, чтобы им восхищались, а так как он не ощущает своей самоценности, искусственно раздувает свое «Я», что выражается в надменности и представлении себя великим и грандиозным. Он ощущает себя великим спасателем и верит в то, что может спасти мир, но не получает от этого удовольствия. Это переживается как обязанность.Он ощущает себя изолированным и одиноким, не умеет разделять с другим свои переживания, этот навык просто не сформирован. Вместо реалистичных ожиданий от себя у нарцисса грандиозные ожидания и чем большим оказывается разрыв между этими ожиданиями и реальностью, тем большим нестерпимым стыдом они сопровождаются после.

Терапия с нарциссическим клиентом длительна и болезненна. Во-первых, потому что прийти на терапию для такого клиента стоит больших душевных усилий и затрат. Чаще всего это уже состояние отчаяния, поскольку нарциссы сами считают себя целителями и великими посланниками, им стоит огромных усилий признать тот факт, что сами они не справляются и нуждаются в чьей-либо помощи, помощи Другого.

Здесь важным оказывается увидеть и признать для себя, что родители были не идеальными. Ведь, чтобы хоть как-то сохранить самого себя и выжить в таких условиях культивируется образ идеального родителя, а все болезненные переживания вытесняются в бессознательное. Необходимо прожить боль того, что любили не его, а его достижения. Выразить сильные подавляемые, вытесненные чувства злости и ярости направленные на родителя, а потом прожить отчаяние и бессилие и принять тот факт, что детство было таким и родители были такими, какими были.

Психолог, гештальт-терапевт, Людмила Пырова.