Архив за месяц: Февраль 2017

Причины формирования зависимостей

Сегодня я хочу поделиться с вами своими знаниями о причинах формирования зависимостей, развеять распространенные мифы и легенды на эту тему и обозначить ориентиры в диагностике неблагополучных с этой точки зрения ситуаций в семьях и коллективах.

Да простят меня коллеги, если таковые есть в нашей аудитории сегодня, за то, что я не буду в своем выступлении употреблять привычную психологическому уху терминологию, и буду обращаться к вам простым языком с тем, чтобы максимально понятно и близко к жизни раскрыть мою тему.
Я буду рада, если во второй половине моего выступления у вас найдутся конкретные вопросы по конкретным ситуациям, и тогда я смогу ответить на них, и тем самым смогу быть вам максимально полезной сегодня.
Моя тема сегодня – причины формирования зависимостей.
Вначале я хочу сфокусировать ваше внимание на том, что на самом деле подразумевает термин «зависимость».
В настоящее время выделяют несколько различных видов зависимостей, имеющих одну и ту же психофизиологическую природу:
алкогольная зависимость, табачная зависимость, наркотическая зависимость, игровая зависимость (азартные или компьютерные игры), пищевая зависимость (булимия, анорексия), информационная зависимость (телевизор, Интернет), эмоциональная зависимость (очень сильная любовь, безответная любовь; несамостоятельность, нужда в других; сильная потребность в интернет-общении или телефонном общении), трудовая зависимость (трудоголизм), шоппинг-зависимость, сексуальная зависимость (в том числе виртуальная) и другие, имеющие более уникальные проявления.
Как я уже сказала, все виды зависимости имеют одинаковую природу, и возникают под влиянием совокупности различных факторов — биологических, психологических, душевных и социальных.
Распространенный миф на тему зависимостей – что они возникают под влиянием дурной компании. Я бы сказала, что все происходит в обратной последовательности: именно благодаря сформированной склонности к зависимости ребенок попадает в дурную компанию. То есть, я хочу сказать, что зависимость формируется взрослыми, родителями или воспитывающими взрослыми, если ребенок живет не с родителями. И происходит это в очень раннем возрасте, задолго до того, как ребенок становится способен вступить в какую-либо компанию и пристрастится к вредным привычкам, то есть в первые годы жизни ребенка.
Термин «зависимость» в контексте гуманистической психотерапии, которую я представляю, обозначает несамостоятельность, привязанность к чему-то, что дает человеку возможность чувствовать себя удовлетворенным, не прилагая усилий для достижения удовлетворенности. Эта несамостоятельность как раз проявляется в неумении достигать удовлетворенности другими способами – здоровыми способами.
Дело в том, что человек в своем развитии проходит определенные стадии от полной зависимости до почти полной самодостаточности. Развитие подразумевает под собой постоянный баланс между познаванием нового, связанным с риском, и безопасностью, но ограниченностью в действиях.
Первая стадия развития – младенчество – это стадия полной зависимости ребенка от матери. Затем, по мере роста, все возрастающей возможности обеспечивать удовлетворение потребностей самостоятельно, зависимость от матери уменьшается. Это при нормальном, здоровом воспитании. И если мать поддерживает ребенка в его стремлении к развитию и отделению от себя, и принимает его без критики в минуты ошибок, то она создает максимально возможную уверенность в ребенке и в том, чтобы он был самостоятельным, познавая полный опасностей мир.
Однако это идеальная ситуация. В реальности так происходит редко. Обычное воспитание часто страдает перекосом в одну или другую сторону. Либо отсутствием поддержки в движении ребенка в мир, либо ограждением ребенка от мира. Таким образом, формирование навыков адаптации к миру задерживаются и нарушается. Таким образом, при нарушениях в воспитании зависимость от матери, как от объекта удовлетворения потребности, не уменьшается, и эта поведенческая привычка – использовать что-то или кого-то для удовлетворения потребностей – переносится на другие объекты или других людей.
Такого рода нарушения в развитии ребенка могут происходить, в основном, по двум причинам, которые я уже обозначила выше и теперь расскажу о них подробнее.
1 причина – родительская гиперопека. 
Когда мама слишком сильно оберегает ребенка от трудностей, у него пропадает стимул развивать свои собственные механизмы для удовлетворения своих потребностей. И тогда взрослеющий ребенок может сталкиваться с тем, что не все в мире подчиняется его требованию так же, как его требованиям подчинялась мама. И это очень злая шутка судьбы. Потому что, оказавшись в ситуации, когда, привыкший к контролю над матерью, ребенок не может контролировать других людей, он начинает чувствовать злость, раздражение, а главное – чувствовать себя неудачником. Потому что рядом с ним другие подростки, воспитанные в более реалистичных условиях, своими собственными навыками добиваются и получают то, что он не может получить: подходящие для себя отношения, творческую самореализацию, удовлетворяющие профессиональные поиски. Раздражение и неудовлетворенность нарастает и частая вещь, с которой сталкивается подросток – это существующие на «рынке» предложения «для снятия стресса» в виде алкоголя, легких наркотиков, табака. Что приводит часто к тяжелым видам зависимости, если подросток не начинает обретать навыков самостоятельного удовлетворения потребностей. Для этого, как правило, подходит старший товарищ, друг, психотерапевт, учитель. Но, согласитесь, такого человека рядом часто не оказывается. Гораздо чаще – такие же, как он, «неудачники». И пресловутый рынок средств для снятия стресса.
И дома он эту ситуацию для себя решить не может.
Во-первых, потому, что гиперопекающая мамочка уверена, что она идеальная мать и, вместо того, чтобы предложить ребенку самостоятельность и поддержать его в этом, начинает его еще больше опекать и контролировать, видя такое состояние своего чада.
Во-вторых, когда мама добрая, вроде бы нет причин на нее раздражаться. Но раздражение как реакция на неудовлетворенные потребности и причину этого неудовлетворения, накапливается. Наступает внутренний конфликт: я злюсь на нее, но я не должен злиться. Гнев подавляется и направляется на других или, еще хуже, на себя самого. И крайним проявлением, высшей точкой развернутого на себя гнева является суицид.
2 причина – домашнее насилие или игнорирование ребенка родителями.
Насилие бывает четырех видов: психологическое, физическое, сексуальное и экономическое. Все четыре вида насилия приносят одинаковый вред психике ребенка и влияют на его способность адаптироваться к изменяющимся условиям, преодолевать трудности и решать проблемы самореализации и удовлетворения своих потребностей. Прежде всего, потому, что выросший в атмосфере насилия или игнорирования себя ребенок лишен необходимого условия для развития – эмоциональной поддержки, осознания своей ценности. В результате формируется низкая самооценка, неверие в свои силы и страх пробовать. Таким образом, этот ребенок тоже не может сформировать свои механизмы адаптации к изменяющейся среде и удовлетворения своих потребностей. Он попросту отказывается от их удовлетворения в связи с неимением достаточных ресурсов для их удовлетворения.
Как результат длительного подавления родителями и самоподавления гнева на родителей, развивается склонность к депрессии и включается тот же сценарий, что и у избалованного ребенка – поиск простых способов почувствовать себя удовлетворенным.
Для здорового человека удовлетворенность возникает благодаря реализованным потребностям. Это ряд базовых биологических потребностей, психологических потребностей, интеллектуальных потребностей, социальных потребностей. Для реализации этих потребностей здоровый человек прилагает усилия, осмысливает стратегию и обретает навыки. Для детей, воспитанных в вышеописанных условиях, такой способ реализации своих потребностей затруднен, поскольку сам механизм научения таким навыкам не натренирован. Поэтому они выбирают более доступные и менее трудоемкие для себя формы почувствовать удовлетворение или отвлечение от неудовлетворенности – различного рода стимуляторы, наркотики, отвлекающие или утешающие факторы. И становятся зависимыми от них.
Другой существующий миф о том, что родители такого ребенка обязательно сами или алкоголики, или наркоманы. Я думаю, что каждый из вас сам может привести множество примеров о том, что во вполне благополучной семье ребенок становится наркоманом, алкоголиком или рабом других вредных привычек.
И действительно, во многих публикациях и от многих специалистов вы можете услышать о том, что зависимые происходят из неблагополучных семей. Это действительно так, однако важно определить, что именно вкладывается в термин «неблагополучная семья».
В течение многих лет считалось, что если папа и мама не пьют и не дерутся, значит, семья благополучная. Вероятно, в период общей неблагополучности населения и такое положение дел было поводом для радости. Однако, благополучность семьи как залог рождения и воспитания здоровых детей – это понятие куда более широкое.
Выше я уже сказала о том, что наличие насилия и гиперопеки являются таковыми факторами – факторами неблагополучности. И если с насилием почти все понятно, то с гиперопекой – не очень, неправда ли?
Почему гиперопека – показатель неблагополучности? Потому что гиперопекающие родители, гиперконтролирующие родители ведут себя так не от большого счастья и не от большой радости. Страсть контролировать и опекать – точно такой же показатель зависимости, как и все уже названные мной.
Опекающий родитель не занимается своей собственной жизнью постольку, поскольку не знает своих потребностей, и не привык на них обращать внимание ввиду собственной низкой самооценки или неумения реализовывать свои потребности. Происхождение этих моделей жизни уже мы с вами знаем. Контролирующий родитель, жесткий, — это из тех детей, которые не смирились с тем, что мир им не подчиняется. Если брать шире, то склонность к контролю более всего проявляется у людей, чувствующих себя в небезопасности. Только у одних это выражается в форме опеки – мягкой тюрьмы, неочевидной, а у других — в форме жесткой тюрьмы для ребенка, очевидной.
И тот, и другой родитель не в состоянии контролировать свою собственную жизнь, удовлетворять свои собственные потребности и поэтому занимаются тем, что им больше подвластно до какого-то времени: своими детьми.
Таким образом, моделям зависимого поведения дети обучаются у своих же родителей.
Увы, историческая ситуация в нашей стране сложилась таким образом, чтобы такая картина была повсеместной.
Существует ряд закономерностей в развитии общества, влияющих на формирование у людей склонностей к зависимому поведению.
Одним из таких факторов является история развития страны.
В истории нашей страны довольно много катастрофических событий: войн, революций, репрессий. В такие времена, когда для населения страны существует угроза выживанию, общество сплачивается с тем, чтобы выжить, чтобы предотвратить свою гибель и приложить совместные усилия для выживания и улучшения условий жизни.
Это означает, что на первый план выходит удовлетворение базовых человеческих потребностей: в пище, крыше над головой, безопасности, продолжении рода. Ради того, чтобы удовлетворение этих потребностей стало выполнимым в условиях дефицита и постоянной угрозы жизни, люди объединяются и стирают свои собственные индивидуальные потребности, делают их незначимыми в этот период времени. И это оправдано в такие тяжелые времена.
Однако если в посттравматическое время не происходит проработки этого печального опыта и организм не адаптируется к изменившимся условиям, к мирной жизни, а продолжает подавлять свои индивидуальные потребности, внутренний конфликт нарастает, но поскольку навыки обнаружения и удовлетворения своих индивидуальных личностных потребностей не натренированы, раздражение не находит выхода, кроме как в контроле над другими и разных формах зависимости. Вы можете легко проиллюстрировать это явление, если вспомните кого-то из своих знакомых, вернувшихся из горячих точек. Такие люди нуждаются в психологической реабилитации для того, чтобы научиться жить в мирной жизни, научиться обнаруживать свою индивидуальность и реализовывать себя.
А представьте, что вся наша страна много десятков и даже сотен лет жила в горячей точке. Сплошная горячая точка. И сейчас мы живем в стране, охваченной посттравматическим синдромом. Посттравматический синдром характеризуется депрессией, отсутствием смысла в жизни, бессилием, неконтролируемыми взрывами слепой ярости…. Несколько поколений людей, живущих в состоянии переживания травмы и посттравматического синдрома.
И работа с посттравматикой занимает часто не один год до полной реабилитации. Это если с ней работать. Но наше население в силу существования разного рода мифов о психотерапии не склонно обращаться за психологической помощью.
До тех пор, пока проблема не вылилась в наркоманию, алкоголизм, суицидальные попытки и девиантное (то есть преступное, разрушительно и антисоциальное) поведение, эти проблемы можно решать и можно решить. Однако в нашей стране к психологу бегут уже тогда, когда поздно пить боржоми, и мы намерены нашими акциями и нашей работой изменить эту российскую традицию. И в этом порыве надеемся на вашу поддержку.
Автор: Нина Рубштейн

«Периоды сильного страдания, как правило, сигнализируют об отмирании нашей прежней самости, и, испытывая болевой шок, мы склонны кидаться на поиски быстрых решений, попадая в ловушку распространённой иллюзии, будто каждая психологическая «проблема» требует позитивного «решения». Но такие благие намерения лишь усиливают страдание, потому что игнорируют один из главных парадоксов психологической мудрости: осознание собственной смертности придаёт больше сил, чем любое другое движение души. Деструктивный импульс имеет решающее значение, если мы собираемся избавиться от того, что нас угнетает. Иными словами, когда речь идёт о нашей внутренней жизни, можно сказать, что там, где есть смерть, есть и надежда. Когда отмирает прежняя самость, можно взяться за решение задачи рождения новой самости. Но прежде нужно расстаться со всеми позитивными эго-идеалами.
В психологии много внимания уделяется межличностным конфликтам и способам их преодоления. Авторы книг по популярной психологии и сотрудники терапевтических центров дают советы, как спасти семью, наладить общение, повысить самооценку, добиться любви и признания. Я исследую противоположное – тот элемент психики, который стремится разрушить отношения, исчезнуть, умереть, залечь на дно и лежать там столько, сколько нужно, чтобы отмерла прежняя идентичность. Это обращение внутрь и вниз исходит из бессознательного ощущения, что если истощённое, старое Я не умрёт, моё тело реализует влечение к смерти буквально и окончательно. То, что отказывается признать психика, всегда отражает тело. Когда тело говорит «хватит», оно посылает сообщение, на которое следует обратить внимание; возможно, оно приглашает нас совершить путешествие в подземное царство. Такое путешествие, будучи невыносимо болезненным, тем не менее, может стать приключением, поскольку дарит возможность обнаружить естественную мудрость психики. Чаще всего в приключении нас волнует момент неожиданности и великой боли, будь то боль физическая или психологическая. Опасные путешествия по внутренней или внешней реальности открывают перед нами сокровищницу, полную сюрпризов – бессознательное».
Жинетт Парис (ученица и преемница Дж.Хиллмана) «Мудрость психики»